Эльвира Сарыхалил: Музыку надо выбирать как изысканные блюда

Как уже сообщало CANLI Radio, недавно в сети состоялся релиз нового альбома Ramazan&Elvira Project под названием «Conversation». Запись этого альбома проходила еще год назад в Киеве. Почему работа над альбомом продолжалась так долго? Чем он примечателен? Какие планы у творческого тандема? На эти и другие вопросы певица Эльвира Сарыхалил ответила в интервью для CANLI Radio.

Проект Ramazan&Elvira Project начал создаваться года три назад с того, что Расим Рамазанов предложил написать пьесу для моего голоса. Попробовали, порепетировали, получилось. У нас не было никаких конкретных концепций, чтобы что-то творческое с ним вместе создавать. Мы все это делали для души, а получилось, что собрался материал для альбома, записывать который мы поехали в Киев. Поэтому, наверное, немного и затянулось, потому что нужно было ехать туда, мастерить, потом приезжать обратно. Это заняло время. Еще мы ждали своих музыкантов – приехал Дэн из Нью-Йорка, Андрей Арнаутов из Львова.

CANLI: Есть ли определение для той музыки, которую вы делаете? Что это – джаз, фанк?

– Есть фольклор в этой музыке. Есть джаз, его там немало. Есть классические элементы, потому что консерватория даёт свое. В итоге все это собралось в один стиль. Я не могу назвать это именно джазом, потому что там очень много крымскотатарского, такого нашего-нашего, аутентичного. И в то же время не могу назвать это полностью крымскотатарской музыкой, потому что там участвуют не только крымские татары. Потому что, те люди со своим опытом, которые приехали на запись альбома, они все-таки люди другой культуры…

CANLI: Расим – сын известного крымскотатарского музыканта Наркента Рамазанова. Есть ли какой-то отзыв на вашу совместную работу от него, как профессионального музыканта?

– Во время репетиций Наркент-агъа очень гостеприимно меня встречал, очень поддерживал. Музыканты того поколения создавали целый пласт нестандартной крымскотатарской музыки. Это и джаз был, и лаунж. И они все понимают, они не говорят каких-то «розовых» слов, вроде: «Вау! Вы сейчас всех порвёте!». Такого не было, конечно, они же хорошо знают, как все бывает на самом деле. Поэтому, позитивно так, спокойно поддерживал.

CANLI: Как реагируют простые слушатели?

– По-разному. Есть люди, которые выбрали одну-две песни для себя. Для меня неважно, чтобы они весь альбом сейчас полюбили, и он стал известным. Нет, я понимаю, что эта музыка сложна. Хотя мы упрощали, она была еще сложней. Мы упрощали, мы приходили к этой форме постепенно, чтобы она была более доступна для непрофессионального музыкального уха. Отзывы коллег, в основном, хорошие.

CANLI: Когда ждать вашего концерта в Симферополе, возможно, с презентацией альбома?

– Сейчас альбом только в интернет-версии. Для презентации надо выпускать диски. В Крыму нет привычки покупать музыку в интернете, многие в этом даже не разбираются. А для музыкантов это очень удобно. Хотим провести несколько акустических концертов. Но мы вкладывали все эмоции именно в запись. Потому что там было очень много мыслей.  Например, чтобы эта в этой музыке было солнце, плеск волн. А в дальнейшем альбом будем играться с разными музыкантами – будем играть и с аккордеоном, с гитарой… Будем экспериментировать.

CANLI: Будет очень интересно попасть на такой концерт. По моим ощущениям, раньше концертов Эльвиры Сарыхалил было больше, они были чаще. Это с чем-то связано?

– Раньше было, наверное, легче и собрать людей, и собраться с музыкантами. Сейчас настроение у людей изменилось, у тех же музыкантов. С другой стороны, я все-таки меняю формат, музыка становится другой, новой.

CANLI: Несколько лет назад вы были этнической исполнительницей. Сейчас ваше творчество меняется. Добавляются новые жанры, новые манеры исполнения. Что будет дальше?

– Внутри меня всё это было, на самом деле. Просто я не могу всё это реализовать так быстро. То есть, во мне есть и фьюжн, и рок, и джаз, и этно, и классика, опера, они во мне все есть, давным-давно. Идей много, на практике все сделать очень трудно. К примеру, надо собрать команду, чтобы все могли собраться все в один день. Нужно время для репетиций. И все это нужно в темпе делать. Чем быстрее соберешься, тем быстрее дашь концерт, тем он будет легче. Чем дольше эта репетиция будет длиться, тем больше пресыщаешься. Я тоже такая, человек настроения. Конечно, у меня много проектов в джазе. Этно тоже много. Рок.. ну вот не хватает ни времени, ни музыкантов в Крыму. Есть за пределами полуострова, и теперь мне приходится туда-сюда ездить, а это отнимает очень много времени. А раньше я была этничной, да.

CANLI: Был образ собирательницы народных песен.

– Я до сих пор собираю народные песни. Если тогда я собирала, и рассматривала этот материал как исполнитель, теперь, наверное, исследую больше с научной стороны. Я все больше погружаюсь в самую глубину и происхождение крымскотатарской народной музыки.

CANLI: Что уже открылось за время этих исследований?

– Не могу сейчас сказать. Я, пожалуй, буду писать научную статью. Мне хочется, чтобы это было грамотно оформлено, чтобы люди не отнеслись к этому как к некоему баловству. Потому что у нас очень ревностно относятся, когда об этом так заявляешь, ведь у нас есть свои авторитеты, к которым прислушиваются. А если я это сейчас скажу так просто, в беседе, это может недооцениться.  А то, что я нашла, это важно. Для нашего искусства музыкального это очень важно.

CANLI: Значит, будет повод встретиться и поговорить об этом. Другая тема: недавно я услышала мысль от одной из наших молодых певиц о том, что крымскотатарские музыканты слишком профессиональны для обывателя, то есть их музыка слишком сложна и непонятна. И обычные люди хотят некоего музыкального фастфуда: все легко, понятно и доступно.  

– И у меня сразу возник вопрос: как быть нам? Музыкантам, которые не хотят подстраиваться, а хотят просто делать искусство, и всё. И как быть этим людям, которые не хотят развиваться? Не могу сказать, что я специально хочу менять сознание народа, и делаю эти концерты и записи. Нет, не для этого. Но стоит этим людям заглянуть в наш архив, и они найдут там для себя разную музыку, к которой стоит все-таки прислушаться. Мне кажется, надо любить себя. Надо любить и выбирать для себя как изысканные блюда, так и музыку. Покупать ее для себя, ходить на концерты. Она на самом деле доступна. Но это не фастфуд, ее реклама не будет постоянно перед глазами сверкать. Но всё же, если немножко приоткрыть эту дверь, там, в этом архиве, столько музыки найдется! Поэтому дать себе, позволить себе послушать другую музыку, а не привыкать к тому, что только предлагается, очень легко. Среди тех, кто производит музыкальный фастфуд есть замечательные музыканты, но они сами не уважают то, что они делают. Они не уважают ту музыку, тот продукт. Они просто его выпускают как индустриальный конвейер.

Наджие Феми

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *