Эскендер Бекмамбетов: «Национальный вопрос» не влиял на мою карьеру»

15 октября 2017 в 14:55

Много лет назад, в прошлой жизни, знакомый скинул мне по почте ссылку на музыкальное видео. Харизматичный длинноволосый музыкант на скрипке в сопровождении московского оркестра  виртуозно исполнял «Тым-Тым». Музыкант был так вдохновенно убедителен, его мощная энергетика выплескивалась через экран, а родные мотивы пробирали до самого сердца. Подпись под видео сообщала, что музыканта зовут Эскендер Бекмамбетов. «Наш», – радостно выдохнула я. Порой стыдно признаться, но мы не только не знаем выдающихся деятелей нашего прошлого, но и с современниками толком незнакомы. В Крыму с Эскендером Бекмамбетовым нам встретиться вживую так и не удалось, а сейчас это и вовсе проблема – уже семь лет он с семьей живет в Канаде. Но благо есть технический прогресс – наша беседа состоялась.

CANLI: Расскажите о себе. Где вы родились? Кем были ваши родители? Кто прививал вам любовь к музыке?

Я родился, как и все соотечественники моего возраста, в ссылке – в городе Чирчике. Мои родители, как и все крымские татары их поколения были маленькими детьми на момент депортации. И жизнь свою они, как и все, строили с нуля, вопреки всем препятствиям, создаваемым советскими властями. Музыкантов в нашей семье не было, но музыку все любили. Музыкой я начал заниматься благодаря своему отцу, который когда-то отвел меня в музыкальную студию.

CANLI: Вы учились в прославленной Гнесинке. Не сложно ли было поступить? Не влиял ли в советское время “национальный вопрос”?

Я учился не только в Гнесинке. Сначала в Чирчике в детской музыкальной школе, где моим учителем был замечательный Юрий Алексеевич Вечеровский, человек влюбленный в музыку и в свою работу. Потом это была школа им. Успенского в Ташкенте в классе преподавателя Юрия Моисеевича Витенсона, который научил меня очень многому в музыке и не только. Потом я учился в Ташкентской консерватории у того же преподавателя. Потом я учился в Гнесинке у Халиды Ахтямовой, ученице Давида Ойстраха.

“Национальный вопрос” не влиял на мою карьеру, потому что в музыкальном мире всегда были свои правила, отличные от советских порядков. Свободы в музыкальной среде было гораздо больше, чем где-либо. Всегда на первом месте стояли музыкальные способности и профессионализм, несмотря на давление сверху.

Когда еще учился в Гнесинке, мы создали крымскотатарский ансамбль под названием “Къаранфиль”. Солисткой была прекрасная певица Сусанна Меметова, Сервер Абкеримов на аккордеоне, Владик Окунев на даре и Андрей Волохов на кларнете.

CANLI: Как сложился ваш творческий путь после окончания учебы?

После учебы я жил и работал в Москве, выступая как солист и как музыкант оркестра “Кремлин” под управлением Миши Рахлевского, для которого я сочинил и аранжировал много музыки, которая исполняется по всему миру.

CANLI: Сейчас вы живете в Торонто. Чем вы сейчас занимаетесь, над чем работаете? Или же взяли творческий отпуск?

Я переехал со своей семьей в Торонто семь лет назад. Канада – это страна, где человеческие ценности и права человека стоят на первом месте. Нет, творческий отпуск я не взял и не собираюсь. Я играю на скрипке, активно занимаюсь преподаванием и сочиняю музыку.

Я сотрудничаю с музыкантами из Канады и из других стран, в том числе из Украины. В прошлом году, например, у нас был замечательный совместный проект с прекрасным вокальным дуэтом “Сестры Тельнюк”.

Беседовала Наджие Феми

Поделиться в социальных медиа: