Записки непутевого студента: “Транс, понты и Ксения Симонова”

19 ноября 2017 в 13:12

Как бы цинично это не звучало, но в музеях нынче скучно. Возможно, это проблема только Крыма, а возможно, мне просто недостаёт эстетического чутья. Примерно с такими мыслями я оказался в Симферопольском художественном музее на выставке картин Ксении Симоновой. Куда я пришел заведомо полный предвзятости.

Пришел я на час раньше открытия выставки. Хотел, не торопясь, обойти все три зала с картинами. В одном из них висели акварельные работы, в двух других – песочные. Час пролетел незаметно.  Залы начали постепенно заполняться моим недовольством и подростками. Позже подбежали женщины постарше и совсем постарше. Бородатого сословия, за исключением подростков, почти не было.

К моему сожалению, того беспечного часа, при котором не надо было думать, как подобраться к картине, не отбив ноги, не хватило на осмотр акварельного зала. Но моё внимание там привлекли не картины, а школьник, который обсуждая одну из работ, рисовался перед одноклассницами. О, как виртуозно он это делал! Сомнений быть не могло – он готовился! А иначе как объяснить фразу: «Картина полное дерьмо.… Эти длинные линии и примесь империясизма составили ужасную путаную композицию.  Ты разве не видишь надрыв Уинслоу Гомера? А вот цвета меня заинтересовали». Я с трудом подавил разрывавший горло смех. Подросток недоуменно глянул на меня. Отчего я смеялся? Вариантов не много. Это или слово “импрессионизм” которое он исковеркал до неузнаваемости, или сама фраза, которая была нагло заучена из фильма “Умница Уилл Хантинг”. Ради такого перформанса я готов ходить на выставки хоть каждый день.

Но все оборвала работница музея, объявившая о скором приезде Ксении Симоновой. Кажется, день обещал стать ещё лучше.

Художница Симонова провела краткий экскурс чуть ли не по всем картинам на выставке, посвящая зрителей в историю каждой из них. Это было впечатляюще, порой даже трогательно. Когда дошли до вопросов зрителей, маленький мальчик спросил, как у неё получается так хорошо рисовать. Вся женская часть зрителей умилительно выдохнула.

Меня впечатлила её невероятная способность рисовать песком. Такого я ни разу в жизни не видел. Но сами картины, если перенести их на карандаш, не несли бы за собой никакой ценности. Не скажу, что я мог бы сделать лучше, моё умение пользоваться карандашом не лучше, чем у бобра. Но сам процесс создания картин – это нечто!

Симонова называет их “историями”. Она включает камеру, сыплет песок и начинает вводить всех в транс, поскольку с этого момента оторваться от экрана невозможно. Я смог только тогда, когда уже не мог стоять на затекших ногах.

Жаль, что в музеях не так часто проходят подобные выставки. Хотя возможно они не такая уж и редкость, просто затворнический образ жизни не всегда выпускает меня из дома. И да, эта выставка стоила потраченного времени.

И хотя мое желание посещать музеи и отбито напрочь со школьных времен, туда я еще вернусь. Потому что где ещё я мог потерять свои наушники?

Руслан Джемалетдинов

Поделиться в социальных медиа: